народная медицина

Hello and Welcome.

Лечимся фасолью

Бывший органист костела в Даугавпилсе, что неподалеку от Риги, 90-летний старец Йоган Шемель после Великой Отечественной войны как-то умудрился оказаться в Ровенской области. Его поселили в нашем лесном бараке, где нашли пристанище отверженные жертвы фашистского нашествия. Представители разных слоев населения, разных национальностей несколько лет жили там как одна семья, помогая друг другу, делясь последним куском хлеба.

Потом советская власть предоставила семьям более комфортное жилье в рабочем поселке. А в бараке организовали пионерский лагерь, который работал всего три месяца в году. Осталась только наша семья - я, мама, брат и бабушка. Нам, как сторожам, даже платили деньги и разрешали строить временные сараи для домашнего скота, отгороженные от лагерной территории. Козы уходили в лес с самого утра, гуси - в лесные болота. К вечеру вся живность возвращалась. Козье молоко было лучшим лекарством для истощенных детей военного времени. Сараи мы содержали в наилучшем порядке, в чистоте, и нередко там ютились бывшие барачные жильцы, которые в теплую пору привыкли клееной жизни.

Так вот, как-то весной у старца-органиста ноги от ступней до колен покрылись гниющими трофическими язвами. Кожа сочилась липкой жидкостью. Он не мог ходить и все время плакал от жестоких болей, но все-таки продолжал работать. Бывший органист мастерил березовые веники для производственных нужд, зарабатывая себе на хлеб. Очень жаль было старого человека. Руководство пионерлагеря закрывало глаза на присутствие больного в детском учреждении, лишь бы сохранить имущество и строение, что было нелегко в те времена. Поэтому медсестре пионерлагеря дали негласное указание помочь ему. Но никакие медицинские препараты не действовали, и невозможно было смотреть на страдания старика. Тогда за дело взялась моя бабушка Елена.

Утром и вечером бабушка обмывала гниющие ноги больного отваром дубовой коры. Готовила отвар на сыворотке, которая оставалась после отжима творога, сделанного из козьего молока. Потом она присыпала болячки перемолотой в муку фасолью. Огород за забором пионерлагеря был огромный, и на благодатной земле вырастала замечательная фасоль. Она взбиралась по высоким жердям, которые мы, детвора, подставляли под вьющееся чудо. Фасоль служила и пищей, и лекарством. Очень осторожно мы отбирали лишние цветочки и сушили их в тени сарая. Из них готовили чай для детей, больных фурункулезом. А когда бобы созревали, высушенные створки фасоли растирали в порошок, который употребляли страдающие от почечных отеков: по 1 ст. л. 3 раза в день. Если же у кого случались ревматизм, боли в сердце, то 50 г створок заливали на ночь 400 мл кипятка и давали пить больному 4 раза в день, независимо от еды.

А вот для деда Шемеля фасоль перемалывали в муку на каменных жерновах. Смазывали ему ноги льняным маслом и, как пудрой, обсыпали той мукой. Участвовали в этом все члены семьи по очереди или те, кто был свободен. Мы никогда не забывали о его муках. Потом медсестра пионерлагеря Анна Алексеевна достала по своим каналам целый стакан белого стрептоцида, и бабушка Елена смешала его с фасолевой мукой (1:3). Боже, как мы все радовались, когда через три дня ноги у старика перестали мокнуть! На месте болячек появлялась розовая здоровая кожа. А через 2 недели трофические язвы затянулись, и 90-летний органист уже не плакал, когда работал. Его березовые веники были просто произведением искусства!

Статьи о здоровье

Лечим болезни